Из хроники репрессий: 20 января

Краевой прокурор, полномочный представитель ОГПУ по Сибири и председатель краевого суда «исходя из необходимости соответствующего нажима на кулацкие элементы деревни» подписали совместный циркуляр об уголовной ответственности частных лиц, скупающих хлеб и не выпускающих его на рынок.

[ГАТО. Ф. Р 224. Оп.1. Д.16. Л.20–21 // 1925-1929. Народ и власть. С.137–139.]

Пастор лютеранской общины Иван Адольфович Локкенберг (1870–1930) был обвинен в содержании неучтенной библиотеки — книги были на немецком, французском, латинском языках, и не имели отношения к непосредственному ведению службы, организации помощи нуждающимся, преподавании немецкого языка и высылке метрических выписок за рубеж, утрате фисгармонии. Сначала пастора лишили избирательных прав, а затем арестовали. На судебном следствии пастор не отрицал, что пересылал метрические записи за границу, признал и то, что не сдал книги, которые было приказано сдать. Одновременно он заявил: «…а в остальном я считаю, что поступал правильно. По нашему церковному закону я считаю себя в остальном невиновным».

20 января 1930 приговором народного суда 4 участка Томского округа за неисполнение данного ему распоряжения привлечен к ответственности — принудительным работам на 6 месяцев и штрафу в 100 рублей в пользу государства.

4 декабря 1930 пастор был снова арестован. На этот раз он был доставлен в томский сектор ОГПУ. В качестве основного обвинения, теперь уже по 58-й статье, пастору была предъявлена агитация против колхозов, которую он якобы вел в деревне Кайбинка, где жили переселенцы-латыши. На одном из допросов он заявил:

Чем могло закончиться дело по 58-й статье, очевидно, но 11 января 1931 года пастор умер в больнице при томском изоляторе от «общей слабости и упадка сердечной деятельности». По другим сведениям — погиб в Красноярской тюрьме от пыток. Реабилитирован был Локкенберг 31 декабря 2002.

18 марта 1930 года договор с общиной расторгли. Церковное здание было передано слесарным мастерским профсоюза Печатников, затем — морсо-ягодному заводу. С лета 1935 здание пустовало. В 1936 церковь разобрали на кирпичи для строительства общежития студентов томского мединститута.

Несколько слов из его биографии.

Иван Адольфович Локкенберг родился в деревне Бергдорф Херсонской губернии в семье пастора «из онемеченных эстонцев». В 1888 закончил частную гимназию Кольмана в городе Дерпте (Тарту). В 1894 окончил богословский факультет Императорского Юрьевского университета. В 1896 был посвящен в пасторы... В Томск Локкенберг приехал в марте 1924 года по приглашению местных лютеран из Иркутска, где он недолгое время исполнял должность пастора. К обязанностям настоятеля томского лютеранского прихода он был допущен временно.

[ГАТО. Ф. Р 430. Оп.1. Д.4. Л.79 // 1925-1929 гг. Народ и власть. Из истории земли Томской. С. 335–336; Нам И.В. Иоганн Локкенберг — последний томский пастор // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2015. — № 3. — С. 154–160; Красноярский мартиролог; Госархив Красноярского края; Лютеранская кирха. Разрушенные храмы Томска]

Арестован Павел Петрович Воробьев, 1893 года рождения, директор Томского спирто-водочного завода.

За антисоветскую агитацию приговорен 17 июня 1935 к 5 годам ИТЛ. Срок заключения отправлен отбывать в Магаданские лагеря. Находясь в заключении, 8 августа 1938 был приговорен к расстрелу УНКВД по Дальстрою, приговор приведен в исполнение в этот же день. Реабилитирован в январе 1960.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области; Книга памяти Магаданской области.]

В этот день были расстреляны 77 человек, жителей Томска и Томской области.

Назовем сегодня только 5 имен.

◼ Карл Николаевич Каль (1873–1938), художник-импрессионист.

Родился в Риге, после окончания Рижской мужской гимназии решил профессионально заняться живописью. В 1898 году окончил Дюссельдорфскую Академию художеств, которая славилась своей школой пейзажной живописи, и обосновался в Витебске. Его картины, написанные в Витебске, выставлялись в столице в 1904 году. После 1907 художник уехал из Витебска, его дальнейший путь отслеживается через Томск — Иркутск — Владивосток.

После ликвидации остатков НЭПа, культурная жизнь пошла на убыль. Картины Коля все еще выставлялись на краевых выставках, но в гораздо меньших количествах.

28 апреля 1935 во Владивостоке художник был арестован. На следствии Калю вменили в вину не только тесную связь с японцами, якобы работавшими на разведку, но и с немецким консульством во Владивостоке: «От немецкого консула Кастнер Каль получал деньги и подарки в виде продуктов, без наличия на то официальных причин». Но самым главным доказательством вины стало то, что Каль приютил в своем доме давнего приятеля и даже дал ему рекомендательную записку к знакомому японцу со связями.

Каль не признал своей вины ни по одному из пунктов обвинения. Он отказался считать себя и шпионом, и агентом «БРП». На листах обвинительного заключения его подпись отсутствует. Но это не помешало вынести суровый приговор. Военным трибуналом ТОФ от 3 октября 1935 по ст. 58-1«а», 16 УК приговорен к 5 годам ИТЛ и 5 годам поражения в правах, срок заключения отбывал в трудовой колонии №2 Томска, где работал художником.

Вторично арестован в Томске 3 декабря 1937, обвинен в шпионаже в пользу германской разведки, приговор вынесен 3 января 1938. Расстрелян 20 января в Томске. Реабилитирован по последнему делу в феврале 1964 года. По первому — в ноябре 1965.

Его жена Каль Мария Мартыновна (1883) была арестована во Владивостоке всего месяц спустя — 27 мая 1935, приговорена к трем годам ИТЛ. Отбывала наказание в том же лагере. В 1937 приговорена к расстрелу и расстреляна.

Картины Карла Каля разошлись по частным коллекциям. Сегодня картины Каля успешно продаются на аукционах Лондона, Нью-Йорка, Копенгагена, а на родине лишь начинают по крупицам восстанавливать подробности его биографии. Приморская государственная картинная галерея смогла собрать и отреставрировать отдельные сохранившиеся работы художника, некоторые полона находили буквально на свалке. В галерее хранится 12 живописных работ художника.

[Архивное дело: П-16865; База данных о жертвах репрессий Приморского края; БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

◼ Владимир Александрович Юргене (1872–1938), лютеранский пастор.

Уроженец Санкт-Петербурга, немец, беспартийный. В 1935 году приговорен в Пятигорске по ст. ст. 58-4-10 УК РСФСР к расстрелу, с заменой на 10 лет концлагеря. В 1937 году проживал в Томске. Арестован 3 декабря 1937 года Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 3 января приговорен как «германский агент» к ВМН. Расстрелян 20 января 1938. Реабилитирован в 1964 году.

[БД «Жертвы политического террора в СССР» Книга памяти Томской обл.; Ленинградский мартиролог — т. 8]

◼ Кирасиров Джамалдин Рахматулович (1877–1938), мулла села Батурина Кожевниковского района.

Родился в Саратове, татарин. Арестован 28 ноября 1937 года, осужден по обвинению в участии в контрреволюционной организации «Союз спасения России», приговор вынесен 8 декабря 1937. Расстрелян 20 января 1938 в Томске. Реабилитирован в июле 1989.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

◼ Гапоненко Александр Викентьевич (1896–1938), председатель Томского горплана.

Родился в деревне Заболотье, в Белоруссии, поляк. Арестован 28 ноября 1937, обвинен в участии в «Польской организации войсковой» Приговор вынесен 4 января. Расстрелян 20 января 1938 в Томске. Реабилитирован в марте 1989.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

◼ Румянцев Николай Сергеевич (1904–1938), адвокат, член томской коллегии защитников.

Уроженец села Кологривка Пензенской губернии, русский, образование незаконченное высшее. Арестован 29 ноября 1937, обвинен в участии в «Польской организации войсковой». Приговор вынесен 4 января. Расстрелян 20 января 1938 в Томске. Реабилитирован в сентябре 1958.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

Арестован Иван Карпович Сидоров, 1919 года рождения, заведующий Парабельским районо.

8 мая 1953 по обвинению в проведении антисоветской агитации приговорен к 25 годам лишения свободы и 5 годам поражения в правах. Реабилитирован 11 мая 1956.

Полную информацию о людях, названных в этой публикации, вы сможете посмотреть в их личных карточках Томского мартиролога.

Музей располагает электронной базой данных более чем на 200 тысяч человек, прошедших за годы советской власти на территории Томской области через горнило «чрезвычаек» и «троек», раскулачиваний и массовых депортаций народов.

#репрессии #репрессиивтомске #репрессиивсибири #томск #нквд #репрессивнаямашина #томскиймартиролог